fbpx
Разное

Определяют ли деньги цену человеческой жизни

[reclam]
Отношение к деньгам у обычного человека довольно простое: если их хватает, это хорошо, если нет — плохо. Но что такое деньги как социальный инструмент? С тех пор, как натуральный обмен остался в прошлом, их ценность по отношению к вложенному труду становится всё абстрактнее. Так можно ли за деньги купить себе счастье?

Как-то случайно попал по телевизору на программу, где убелённые сединами люди час обсуждали животрепещущую тему современности: можно ли купить счастье за деньги. В очередной раз поразился тому, насколько ограничено восприятие даже хорошо образованных и имеющих богатый жизненный опыт людей, и как предсказуема, примитивна и декларативна аргументация обеих сторон. Проблема даже не в том, что можно или что нельзя купить в процессе жизни, а в непонимании самой сути денег как социального инструмента.

Деньги — это прежде всего инструмент для взаимодействия личности с социумом, т. е. существует конвенция, по которой труд человека измеряется в определённых условных единицах кредита, который он выделяет социуму, выплачивающему ему потом эту сумму трудом других. Очевидно, что в условиях слабой социальной связности и низкой функциональной специализации групп населения наличие такого специализированного инструмента не столь важно (во многих случаях вполне хватает бартерного обмена), однако при развитии цивилизации потребность в простом механизме измерения трудозатрат по некоей абстрактной шкале стала расти экспоненциально. Если поначалу ценность денег была более-менее привязана к стоимости материальных ценностей и труда, то с развитием финансово-банковского сектора и радикального улучшения связности в общемировых масштабах за последние несколько сотен лет система измерения превратилась в систему заработка. Это привело к тому, что в современных условиях люди хоть и понимают сущность кредитования в финансовой сфере, и привыкли к денежным взаимоотношениям внутри социума, но совершенно не замечают основную проблему сего процесса: объективно кредит личности социуму трудом за деньги имеет отрицательный процент дивидендов. 🙂

Деньги — очень опасная абстракция, поскольку человеческая психика с большим энтузиазмом относится к любым средствам упрощения взаимодействия с окружающим миром путём снижения вариативности решений и методов, а деньги — это фактически очень удобный и представляющийся универсальным критерий оценки доминантности в социальной среде. Сравнение и целеполагание по единому, достаточно стабильному критерию-вектору, — это настолько лакомый фетиш для сознания, что подавляющее число людей, ведущих активную социальную жизнь, волей-неволей оказываются в его власти. При этом конкуренция непрерывно растёт, поскольку количество людей, поддерживающих подобную парадигму развития, неуклонно увеличивается; вместе с этим растут трудозатраты отдельных личностей на борьбу со всё более многочисленной толпой, пытающейся их обогнать на пути к заветному золотому телёнку, а кредит трудом социуму — не очень выгодная штука. В сфере поведенческой экономики даже есть такой термин — money illusion, денежная иллюзия, — свойство людей более ориентироваться на абстрактный номинал денег, а не на их покупательную способность.

Человек обычно намного легче принимает решения, оперируя абстракциями, нежели реальными вещами (именно поэтому фондовые рынки часто существенно ближе к игре в покер, чем к холодному рассчёту, принося волатильность и нестабильность на волне смены настроений игроков), в результате чего и берутся нереалистичные кредиты, идёт торговля деривативами, клиенты и покупатели вводятся в заблуждение ради риска и т. п., Деньги — лишь одна из подобных абстракций. Даже такой незначительный уровень абстрагирования, как переход с бумажных денег на кредитные карты, способен существенно изменить осторожное отношение человека к тратам — что уж говорить о прямой миграции оценки собственного труда в область денег. 🙂

То, что сегодня происходит с общемировой финансовой сферой, к сожалению, также рассматривают совершенно не с той точки зрения, с которой эту проблему можно корректно оценить (либо, по крайней мере, не озвучивают этот аспект публично). Сейчас происходит катастрофическое падение ценности денег по отношению к психологической стоимости труда, поскольку люди пытаются любыми способами скомпенсировать трудозатраты со всё падающим соотношением доминантность/финресурсы. Эту проблему можно было бы решить диверсификацией доминантных сфер в социуме в радикально разные области, но это практически невозможно при нынешней скорости локомотива цивилизации — дисперсия постоянно уменьшается и ситуация становится всё хуже.

Так можно ли купить счастье за деньги? За деньги можно купить лишь место в доминантном ранге социума. Многие воспринимают счастье как функцию от социального статуса — для них иллюзия влияния финансовой составляющей на счастье будет очень яркой, но рентабельность решения этой задачи в жизни будет очень низкой. Одним их побочных эффектов такого выбора является синдром «время — деньги», который ставит время жизни на более низкую ступень иерархии в приоритетах, нежели абстрактную ресурсную величину. На самом деле время человеческой жизни не имеет никакой конкретной стоимости — оно бесценно для личности и практически ничего не стоит для общества; стремление же отдать свою жизнь социуму на товарно-денежный аутсорсинг — крайне невыгодный способ ощутить себя счастливым.

Последние новости

To Top