Это интересно

Объемный взгляд на личностные перестройки от блогера и организатора ретритов Олеси Новиковой

10 лет назад она взяла рюкзак, билет в Азию и отправилась «в никуда» на полгода. Многократная смена деятельности, места жительства, создание двух проектов-бестселлеров – всё это лишь часть осознанного пути Олеси. Под знаком юбилея мы подняли из глубин суть личных трансформаций, препарировали «ретрит» как процесс, обнажили схватки духа и тела участников проекта «Вернись другим» и раскрыли, чем Олеся Новикова готова заняться вне писательского поприща.

— Олеся, давай начнем с конца. Как это быть человеком, на счету которого десятки ретритов по всему миру, причем как участника, так и организатора? Приходит ли мысль остановиться, что-то изменить?

— Наверное, только со стороны и очень издалека моя история может показаться ровной. Нет, я все время перестраиваю и себя и процесс. Так что мысль измениться меня никогда не покидает. Перемены – это составляющая развития. Когда их нет – процессы останавливаются, а если быть точным – поворачивают вспять. Посмотрите на природу. Тело человека не может застопориться в развитии, вне зависимости хорошо ему или плохо. Перемены постоянны. Вопрос лишь в том, управляешь ты ими или пускаешь на самотек.

— Расскажи подробнее про опыт личных ретритов. Твое последнее 3-х недельное наблюдение за собой, какой след оно оставило?

— Ретриты – это скорее про генеральную уборку, а не про некий результат и «наследие». Какой след может оставить очищение? Наоборот, оно стирает все отпечатки. Проветривается поверхностный рой мыслей и чувств, чтобы ты глубже погрузился в себя.




— В чем смысл ретритов? Зачем ехать на край света и менять свой режим, питание, нагрузку? Неужели это обязательные декорации для внутренних перемен?

— Знаешь, есть такое изобретение – флоатинг. Это камера или специальный бассейн, где тебя погружают в особый солевой раствор, чтобы полностью «отключить» от органов чувств. Происходит своего рода сенсорная депривация. Кстати, изобрел эти капсулы нейропсихолог Джон Лилли. Он исследовал мозг и его состояния, ставил опыты с ЛСД, когда подобные эксперименты были еще официально разрешены. Как только запретили — изучал возможности сознания другими, разрешенными, методами и пришел к этому изобретению, которое позволяет быстрее и глубже войти в медитативное состояние, его используют как средство для глубокого расслабления.

Ретрит также полностью отключает тебя от привычной жизни и ее процессов. От близких людей, дел, интернета и связи (важный момент для молодого современного человека!), от привычной еды, температуры воздуха, атмосферы. Все настолько другое, что привычные шаблоны поведения и мышления не включаются. Ты остаешься «чистым» от автоматизмов и свободным от привычных реакций. Это прекрасное погружение в себя, которое несет много открытий. От глубокого расслабления и успокоения ума, до важных инсайтов и решений, которые могут изменить жизнь. Я прохожу ретриты ежегодно ради такой вот «генеральной уборки». Да и чтобы сложить свои «доспехи» в виде каких-то знаний перед людьми и местом, которое меня принимает. Это, в какой-то мере, практика смирения. И единственный способ идти на новый уровень. Иначе предательское «я все знаю» тебя так быстро состарит, что не успеешь и глазом моргнуть.

— С личными перестройками понятно, а что происходит с программой «Вернись другим» после таких перезагрузок? Признайся честно, ты же подсматриваешь за организаторами других ретритных программ? Особенно, когда сама в них погружаешься.

Конечно, я учусь. Перенимаю опыт. Мы даже специально ездим в такие экспедиции по центрам, смотрим, что делают другие. Однажды, с этой целью, проехали 20 с лишним центров за пару месяцев. Мне важны детали. Почему одни забронированы на год вперед, а другие разрешают своим гостям пиво с оговоркой: «У нас бывает, что жена приехала йогой позаниматься, а муж за компанию – ему скучно». Как не сложно догадаться, именно второй центр стоит пустой. Все это крайне интересно – чем кормят, какое расписание дня, насколько строгий режим. Любопытный факт. Ни в одном из увиденных центров организаторы и учителя не сидят с гостями за столом во время еды и не проводят с ними свободное время. Совместно только практики и минуты, отведенные для вопросов. В России ретриты еще не так широко распространены как на Западе, участники не знают стандартов и ждут от тебя больше формата тренинга, шоу, интертеймента. А ведь ретрит – совсем другая история. Это погружение в себя с первого и до последнего дня.

Да, с одной стороны мы смотрим на инструменты из арсенала других, но при этом определенно идем своей дорогой. У нас в прямом смысле слова уникальное расписание дня. Вам оно может нравиться или не очень, подходить или нет — мы не претендуем на статус «мероприятие для всех». При этом, с радостью и легким сердцем заявляю, что то, что мы делаем, то расписание дня, которое у нас представлено – нет нигде в мире.

— Читаешь отзывы участников «Вернись другим» и понимаешь, насколько все разноликие. У каждого свои изменения, скорости и точки личных побед. И все же спрошу. Можно ли как-то оценить свою готовность к ретриту?

Есть любопытный феномен, который я наблюдаю уже два года, как веду ретриты. Он, конечно, не всем сейчас понравится, но все же. Дело в том, что такие программы больше помогают тем, кто начал осознанный путь до приезда. Например, участник еще год назад изменил питание на более чистое, или начал бегать, или еще что-то. На ретрите для него по-прежнему много нового и сложного. Но. То ли он не ждет волшебной пилюли, то ли уже сумел оценить прелесть подобных перемен. Факт есть факт – он не тратит время на борьбу с собой и имеет возможность погрузиться глубоко и серьезно. А те, кто приехал на ретрит за «волшебным пинком», получив его в виде нашего ритма дня, начинают нещадно тратить энергию и время на попытку его, пинок, избежать…

А истории конечно разные. Мы видели и колоссальные успехи, когда человек преображался на наших глазах. Видели и длительные развязки, когда ретрит «доходил» через полгода-год после программы. Видели борьбу и сопротивление почти всю программу, а потом полное и бесповоротное принятие себя в ней. Ретрит – это про человека с самим собой. Мы лишь предоставляем место, атмосферу и практики.

— Рассматривают ли некоторые участники ретрит, как способ побега?

Некоторые люди всю жизнь рассматривают, как способ побега от самих себя. Такова человеческая сущность. Но нам, в рамках нашей концепции, проще. В такое расписание дня как у нас не так уж просто «сбежать». Все же бегут от трудностей, а у нас трудности неприкрытые – строгое расписание дня, только фрукты и овощи, напряжение. Это хороший фильтр. Мы редко сталкиваемся с подобным. Чаще с нежеланием погружаться, работать, с привычкой быстрого результата, которого в таких вопросах, как медитация, быть не может. Ретрит – про тонкие настройки, некоторым людям тут непросто. Но в этом и есть наша задача – помочь, поддержать, подсказать.




— Олеся, ты считаешь себя наставником? Ты следишь за участниками своей программы и их изменениями после?

— Нет, я не наставник. Не коуч или психолог. Я – писатель и организатор ретритов. Еще маркетолог, но это запишем в раздел «хобби».

Да, мы поддерживаем связь с участниками, всегда открыты для вопросов и поболтать. Мне очень нравится брать у некоторых из них интервью, все же истории у наших людей потрясающие. Но я повторюсь, ретрит – это скорее про генеральную уборку, а также про установление главенства духа над телом. Как Великий пост в православии, когда ты воздерживаешься от некоторой пищи и праздного поведения, чтобы знать, что ты это можешь. И на жизнь повлиять можешь.

— Хорошо, давай о простом. Без чего ты не представляешь свой обычный день?

— Надо сначала определиться, что такое обычный день. Когда я веду ретрит – это одно. Между программами, как сейчас, когда мы ищем место для ретритов по глуховатым местам Азии — это совершенно другое. Я бы сказала, что без бега, но это не совсем так. Между программами я отдыхаю, да и в некоторых отдаленных местах не всегда выйду на пробежку одна. Бег – все же не ежедневная моя практика.

Без стакана воды утром, крепких объятий, разминки. Последнее время – без иголочек. Очень полюбился мне, как вариант расслабления, коврик для спины с иголками.

— Скажу честно, наблюдаешь за тобой и складывается ощущение, что любые слабости ты держишь под прицелом, работаешь с ними, проживаешь, перерастаешь. Есть ли у тебя запущенная или слабая зона, которую хочется прокачать, но пока никак?

— Я тоже скажу честно, меня очень поражает такой взгляд на меня. А как же мои страхи из почти каждого материала? Как проблемы, кризисы? Как слезы, в конце концов? Я же так много пишу об этом, мне стоит большого труда обо всем подобном рассказывать. У меня миллион слабостей, не самых лучших склонностей, глюков и сюрреалистических проявлений, как тела, так и сознания. Мое личное «создай себя заново» именно об этом.

Называть их, нет, я не готова. Это вотчина моих текстов. Просто так обсуждать – нет смысла, я предпочитаю найти выход и поделиться. Или продолжать искать выход…

— Олеся, в этом году исполнится 10 лет с твоего первого самостоятельного путешествия. Как это было? И главное, зачем ты туда поехала?

— Было круто. Действительно трансформационно, как видно через 10 лет. Вот именно столько лет нужно, чтобы в полной мере оценить такой немалый шаг, как увольнение и отъезд «в никуда» на полгода. Одной, с рюкзаком за плечами. Зачем ехала? Путешествовать хотелось. Очень-очень. Мир смотреть. Как потом выяснилось – меняться, но тогда я это слабо осознавала. Я и слова «ретрит» не знала.




— Скажи, а были предпосылки не ехать? Такая проверка Вселенной на прочность?

— Перед стартом выяснилось, что мой попутчик, которого я нашла через интернет, чтобы не оказаться одной в Азии с большим рюкзаком за плечами, — мне не попутчик, я с ним не поеду. Но у меня сомнений не было. Одна так одна. Как выяснилось, так даже намного лучше. Сейчас у меня формула «либо с любимым человеком, либо одной». Так легче знакомиться, общаться, мир быстрее открывается. Я рада, что прошла тот путь в одиночестве.

— Есть ли у тебя места, города, в которые хочется вернуться? Почему?

— Скорее, нет. Потому что я много езжу и постоянно возвращаюсь. Никакой ностальгии. Остался в сердце, разве что, Лаос. Я очень люблю дикие места, а страна, в которой нет моря, априори лишена праздного туриста.

— Что для тебя сейчас – писать в сети? Чувствуешь ли ты ответственность за свои тексты в «Создай себя заново»?

— Писать – эта моя форма самореализации. Писать о переменах – моя стезя. Что до ответственности, я очень слежу за чистотой передачи смысла, который вкладываю, при этом точно знаю и постоянно вижу, что каждый человек интерпретирует мои тексты по-своему. Иногда эта трактовка расходится с моей просто кардинально. Так что, говорить об ответственности перед читателем, которую пытаются повесить на любого автора, я считаю некорректным. С нас – дать, с читателя – взять, расшифровать смысл, переварить, попробовать, а не просто использовать чужой текст, как разрешение для своих мыслей. Есть работа читателя, о которой все забывают.

Я, например, не люблю писать прямо. Люблю намекать, прятать, оставлять шлейф. Если бы я все говорила в лоб, понимание было бы у куда большего числа человек, но реальной помощи текст дал бы в разы меньше. Когда же читатель закапывается в смысл, отдает тексту свое время, думает, ищет, сопоставляет – такая догадка становится частью его внутренней работы, она может жизнь развернуть, помочь в преодолении. Это, похоже, вселенский закон – готовые решения не имеют силы.

— Два успешных проекта в сети, тысячи читателей, ретриты в таких сказочных местах как Бали и Мальдивы, жизнь рука об руку с прекрасным партнером. А что было до или между этими вершинами? Расскажи о самых важных промежуточных шагах и проектах.

— Было много поворотов: жизнь и работа в Азии, эксперименты в Москве, фриланс – писала на заказ. Я как-то насчитала 8 видов деятельности и 5 мест жительства, которые я сменила до открытия своего дела. Мне кажется, именно такие развороты и являются ценным жизненным опытом.

— Представь, что однажды ты проснулась утром, а у тебя забрали возможность писать. Чем бы ты занялась? Что бы стало твоей новой деятельностью?

— Открыла бы какой-нибудь бизнес. Смотрела по ситуации – какой именно. Занялась бы маркетингом. Скорее всего совместила бы оба процесса. Мне нравятся бизнес-процессы. Могла бы продюсировать кого-то. Но не уверена, что получала бы от этого радость на перспективу. Вообще, я часто вижу, что я могу что-то сделать, но также понимаю, что марафон в этом деле я не выдержу. Любое дело, сколько бы удовольствия оно ни приносило в начале и денег в процессе, будет сталкивать с трудностями. Нужно очень любить то, что ты делаешь, чтобы пройти через это. Ну, или любить деньги. У некоторых получается, а я так не могу. Мне процессы всегда важнее.

— Есть понятие удача и успех. Давай поговорим об обратном. Какая главная неудача подтолкнула тебя к себе самой?

— Не было такого, чтобы что-то одно послужило причиной моих перемен. Я в процессе. Остановки не было. Даже кризисов я могу насчитать минимум три. То есть это не один раз, бах, все плохо, а потом – оп – и все хорошо. Нет. Неудачи есть и сейчас, а понятие «главной» немного не из этой оперы. Много всего было: и расставания, и безденежье. Знаешь, любое стрессовое происшествие проводит своего рода дренаж жизни, в этот момент можно успеть посадить что-то хорошее.

— Кто входит в группу скорой помощи Олеси Новиковой? Или ты одиночка в своих переживаниях?

— Мои самые близкие люди. Они поддержка и опора, но у нас это взаимно и равноправно. Мне важно быть для них ровно тем же.




— Проект «Вернись другим». Со стороны это очередной вызов. У тебя же был и есть «Создай себя заново». Успешный, яркий, популярный. Зачем было реализовывать совершенно другой проект? И какая роль Михаила в этом?

— Это часть масштабного видения, если ты понимаешь, о чем я. Изначально, когда я задумывала re-self.ru, то уже знала, что буду расти куда-то в эту сторону. Представляла ли я, что это будут ретриты? Скорее, нет. Первоначально видела некие совместные группы, но продвижение по пути дало возможность разглядеть детали. Оказалось, именно ретриты и концепт «Вернись другим» — то, чем я хочу заниматься и куда расти. А Михаил шел своей дорогой, из туризма и многих лет медитаций, в эту же сторону. Первоначально у него была задумка диких кэмпов в различных национальных парках. Но мы встретились и родилось то, что вы видите сейчас. Сегодня я занимаюсь маркетингом и являюсь смысловым клеем всей программы, Михаил ведет плавание, медитации и подводные медитации, являясь, при этом, главным организатором всех процессов.

— Какая ты дома, с близкими, в моменты нежности?

— Забираюсь на ручки и сворачиваюсь клубочком, чтобы меня гладили по голове. При этом, вслух декларирую, что я «взрослая мудрая женщина», видимо, чтобы самой не забыть. Надеюсь, близким со мной хотя бы не скучно…

— Представь, что тебя наградили престижной премией. Ты стоишь на сцене, светят софиты, внизу тысячи глаз. Что ты скажешь в минуты триумфа? Кому посвятишь слова благодарности?

— Не знаю, это же от ситуации зависит. Одно точно, это будет не «Спасибо Господу и близким», как в Голливуде. Как-то надо будет разрезать шаблон.

— Олеся Новикова — это уже бренд. Твои тексты — опора для многих на пути саморазвития, твоя жизнь – пример осознанной жизни. Ты кумир. А есть ли у тебя такие личности? Те, за кем ты следишь или на чей опыт опираешься?

— Все же я это по-другому вижу. Я никогда не развивала бренд «Олеся Новикова». У меня есть проект «Создай себя заново», намеренно под доменом re-self.ru а не олесяновикова.ру. Я не веду Инстаграм, не выкладываю своей ежедневный лайфстайл в социальные сети. Все же я раскрываю механику перемен – это то, что мне интересно. А «Олеся Новикова» для меня самой — это бесконечный колодец для текстов, ведь слабостей и странных проявлений у меня предостаточно. Для меня самой первична тема, а не личность. Говорю, положа руку на сердце, кумиров у меня нет. Все, кто делает кумиром меня – разочаровываются, что тоже хорошо для дальнейшего развития личности. Только принятие сильных и слабых сторон, как в других людях, так и в себе самом – это путь к созданию себя заново.

— Что ты можешь посоветовать тем, кто только погружается в писательство или создает свой блог? Так сказать, пару строк с высоты своего полета.

— Вы должны любить писать – иначе это бессмысленно. Вы должны любить работать – иначе это не пойдет.

— Чем еще ты хочешь поделиться с нашими читателями?

— Совет возьмете? Рискуйте! Без этого никуда. С путешествиями, переездами, проектами и бизнесами, с отношениями. Рискуйте! По-другому никак.



Олеся Новикова

Автор текста — Юлия Дмитриева.

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние новости

To Top