fbpx
Психология отношений

Мой муж зарабатывает на жизнь, целуя других женщин…

«Когда я первый раз увидела Майкла, он репетировал на сцене пьесу для школьного театра, а я работала на кафедре культуры. Мы оба были здесь новичками. Перед тем, как я официально с ним познакомилась, мне уже казалось, что он очень мил – у него были такие кудрявые каштановые волосы, которые я люблю.

Но тогда я встречалась с другим, потому я ничего не делала с этим маленьким увлечением. А через 6 месяцев мы с парнем расстались. Майкл играл в другой пьесе, а я все еще работала на кафедре. И вот однажды в начале октября группа студентов, задействованных в пьесе, пошла на ланч – и Майкл вместе с ними. Он сел прямо возле меня, а я что-то сказала о замерзших руках. Он ответил: «Давай я их согрею» и взял мои руки в свои, и я не хотела их отпускать. Тогда я по уши влюбилась.

После этого мы часто виделись и немного общались (мы жили в одном общежитии), но ничего не происходило. В конце семестра сосед Майкла по комнате пригласил меня на день рождения. Я подумала, что Майкл там тоже будет, потому согласилась. В результате мы с ним проговорили всю ночь о наших семьях и детстве. Я помню, насколько мне было комфортно рассказывать ему подробности из своей жизни – он совсем не осуждал меня. Когда я собралась идти домой и обняла его на прощание, мы поцеловались. С тех пор мы начали вместе гулять, и хотя он никогда официально не предлагал мне быть его девушкой, мы были вместе.

img_0640

Хотя я и не могу вспомнить самый первый раз, когда я увидела, как Майкл целует женщину на сцене, я помню другой момент: сцену из пьесы, где он валялся на кровати и целовался с актрисой в одном только нижнем белье. Было странно видеть его выражение лица, которое обычно бывает при нашей близости, но когда он с кем-то другим. Плюс, я сидела рядом с его родителями. Странно.

В тот момент, я старалась делать вид, что меня это не волнует, тем более, что я всех там знала, но правда выворачивала меня наизнанку. Я чувствовала ревность, смущение и гордость за него одновременно. После пьесы мы с родителями Майкла говорили о представлении, но не о сценах с поцелуями – это было бы слишком неудобно.
[reclam]

Хотя по большей части я сдерживала свою ревность, к концу нашего обучения я и вправду переживала, что он мне изменит. Он начал назначать дополнительные репетиции только для себя и еще одной актрисы. Мне это казалось странным, и в компаниях с его актерами я начинала чувствовать себя его нервной подружкой. Тогда еще не было мобильных, потому я просто сидела вечерами и ждала его после репетиций, не имея представления, где он и когда вернется. К тому времени, когда он приходил, я была уже вся в слезах.

Одной такой ночью он мне сказал, что я ревную и что все эти якобы их отношения – только в моей голове. Он сказал, что когда они оставались вместе, они только работали над спектаклем. Но когда это закончилось, я дала ему билеты в театр, куда я не могла пойти – и он взял с собой эту актрису. Я была очень зла.

Когда я узнала, что он пошел с ней, я устроила ссору и угрожала разорвать договор на квартиру, в которую мы собирались переезжать. А он сказал, что ему надо подумать, хочет он ли он съезжаться со мной или нет. Когда я увидела его на следующее утро, он сказал, что больше всего на свете хочет быть со мной. Он сказал, что ему показалось, будто он уже почти было потерял наше будущее.

За первый год нашей совместной жизни Майкл целовался на сцене почти в каждом спектакле – и я стала параноиком, будто он мне изменял. Каждый раз, когда он поздно возвращался с репетиций, я была в отчаянии. Даже несмотря на его фразы: «Тебе не о чем беспокоиться» или «Она даже не красивая», я все равно переживала.

В конце концов я достигла точки кипения, когда подумала, что больше не могу так жить. У нас постоянно были ссоры о том, с кем он и почему задерживается. Я всегда была подозрительной, а ему было больно, что я ему не доверяю.

Однажды я решила, что пора съехать. Я больше не могла выносить эту драму. Когда Майкл пришел домой и увидел мои чемоданы, у нас начался сердечный разговор. Я рассказала, что меня не так волнуют сцены с поцелуями, как то, сколько времени он проводит с актрисами после репетиций и насколько близко они работают. Это была эмоциональная интимность. В итоге он сказал, что понимает, почему я чувствую ревность и неуверенность. Мы говорили о том, насколько наши отношения сильнее его отношений с актрисами. Наши были основаны на реальных чувствах и эмоциях – не игре.

Да, мне было легче, когда он говорил, что ему не нравятся некоторые актрисы, которых ему приходится целовать, но это ничего не меняло. После того серьезного разговора, мы повзрослели. Я научилась уважать его партнерш по сцене, и мне не нужно было говорить, что они некрасивые, чтобы стало легче. Я не изменилась за одну ночь, но как я становилась старше, я стала более спокойна за наши отношения.

И сами актрисы мне тоже помогли. Сейчас Майкл уже уважаемый актер и мы часто вместе ходим на фуршеты после представлений. Там я встречаю этих актрис. После того, как я с ними познакомилась, я не могу больше ревновать. Ведь они знают, насколько это тяжело – смотреть, как твой партнер целуется с другими, ведь их мужья так же думают.

Все, чему я могу позавидовать сейчас – это то, что он может снова пережить первый поцелуй, пусть и наигранный. Я немного романтична, но кто бы не хотел пережить это снова?

Думаю, замужество за актером заставило меня доверять ему больше, чем я думала, что могу. Разве что у нас есть неписанное правило, что он не должен слишком откровенно со мной соглашаться, когда я говорю, что он играет с красивой актрисой».

Этим стоит поделиться!

Последние новости

To Top