fbpx
Светская хроника

Мама Тимати рассказала об ужасах аборта в 16 лет в СССР

59-летняя Симона Юнусова — активный блогер в Инстаграме. Мама Тимати преимущественно делится опыт воспитания внучки, а иногда и просто жизненной мудростью. Недавно женщина решила вспомнить о своей первой любви и одновременно беременности в 16 лет, которую ей пришлось прервать. Рассказ, который Симона еще продолжает новыми постами и ведет от лица себя 16-летней, оказался очень красочным.



«Я впервые попала к гинекологу. Меня трясло, как осиновый лист и казалось, что вся очередь только и смотрит на меня. На самом деле так и было. Почему-то в кабинет меня позвали одну, хотя я искала глазами свою сестру. Доктор внимательно посмотрела на меня и пригласила в кресло… А дальше, она стала задавать вопросы, значение которых я просто не понимала!!! Промучившись со мной минут двадцать, она устало спросила, как часто мы были вместе. Я ответила-«Один раз». Доктор вздохнула и вынесла вердикт- беременность и уже не маленькая… Она сказала, что обязана сообщить об этом в школу и… заплакала, чем напугала меня ещё больше. Через день я должна была явиться с мамой, чтобы решить, как быть дальше.
Вечером сестра сообщила ей новость, а я просила лишь об одном- не рассказывать Папе. Больше всего на свете я боялась потерять его уважение…
Назавтра, по дороге в школу, в утренней темноте я увидела Папу гуляющего с собакой. Свет фонаря осветил лицо и я заметила, как он вытирал слёзы. Ни до, ни после, я не видела, чтобы Папа плакал. Так я поняла, что он уже всё знает… Мама молча отвела меня к врачу, там я услышала, что ждать больше нельзя… Накануне назначенного дня я не могла уснуть, так как утром боялась увидеть Папу, но он видимо не был готов к встрече и не вышел из спальни… Со мной никто ничего не обсудил, Мама просто сказала, что мне надо думать о том, как закончить школу… Она привела меня в приёмное отделение больницы, передала нянечке и ушла… На меня надели застиранную больничную сорочку, посадили в очередь( тогда было так) и я, шестнадцатилетняя девочка, в полном одиночестве осталась ждать…✍️

Может сегодня кому-то покажется странным, но я- девочка из интеллигентной семьи, которая зачитывалась Чеховым, Буниным и Куприным, слабо себе представляла значение слова «аборт», которое не встречалось в этих книгах. Моя психика оказалась совершенно не готова к прозе жизни, да и таких женщин, которые сидели в очереди перед операционной я встречала впервые… Разухабистые бабёнки, как мне тогда казалось, хохотали в голос, обсуждая, кто в какой раз наведывается в эту больницу. Мне было стыдно и очень страшно. Я пропускала и пропускала свою очередь до тех пор, пока опять не осталась совсем одна… Я услышала свою фамилию, но не могла сдвинуться с места. ⁃ «Малышка, я крепко сжимаю твою руку, мы должны туда войти…» Я шагнула в свой ад. Именно таким я представляла его из книг… На соседнем кресле заканчивали экзекуцию под стоны и мат пациентки. Я превратилась в «соляной столп»… Доктор- полная, немолодая женщина, в грязном клеёнчатом фартуке и резиновых перчатках, смерила меня презрительным взглядом и молча кивнула не кресло.
После посещения женской консультации я была уже опытная и знала, что «это» не подлокотники… Когда руки и ноги зафиксировали ремнями, я поняла, что должна срочно раствориться в своих фантазиях, иначе не выдержу. Мне это помогает до сих пор… Испания. Инквизиция. Я готова взойти на костёр ради Любимого!… Чей это звериный рык? Да это же я! Боже, если ты есть, пожалуйста, не надо …✍️

С 1936-1955г в связи с плохой демографической ситуацией в СССР были запрещены аборты. Наверное просветительская работа проводилась недостаточно, поэтому всё это переместилось в подполье. В последствии Мама рассказывала, как женщинам делали аборты в чьих-то коммунальных квартирах под звуки патефона, чтобы не было слышно, так как, это было уголовным преступлением… Может быть из-за недостатка препаратов,или в назидание, но в то время о котором рассказываю я, эта процедура проводилась без наркоза. Знала ли об этом моя мама? Конечно… Понимала ли она на что отправляет свою шестнадцатилетнюю дочь? Безусловно… Могла ли она противостоять, договориться с врачом? Что она чувствовала??? Эти вопросы я так и не смогла задать своей старенькой маме, которая к тому моменту уже смотрела на меня доверчивыми глазами ребёнка… Знаете, что страшнее физической боли? Моральное унижение… Я снова возвращаюсь в операционную и вижу трясущегося ребёнка и возмущённую врачиху изо рта которой, как плевки летят слова: «Я не собираюсь с тобой возиться! Я же тебя сейчас искалечу! Ты не боялась, когда «давала»?!…

За время проведённое в очереди, я уже поняла значение всех этих слов… Тёплой рукой бабушки я вытираю слёзы и глажу твои слипшиеся, кудрявые волосы. -«Не слушай их малышка, я то знаю, что ты ЛЮБИЛА!!!»…✍️




Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние новости

To Top